Print

Я родился и вырос в балтийских болотах

Original Text

Я родился и вырос в балтийских болотах, подле

серых цинковых волн, всегда набегавших по две,

и отсюда — все рифмы, отсюда тот блеклый голос,

вьющийся между ними, как мокрый волос;

если вьется вообще. Облокотясь на локоть,

раковина ушная в них различит не рокот,

но хлопки полотна, ставень, ладоней, чайник

кипящий на керосинке, максимум — крики чаек.

В этих плоских краях то и хранит от фальши

сердце, что скрыться негде и видно дальше.

Это только для звука пространство всегда помеха:  глаз

глаз не посетует на недостаток эха.

 

© The Estate of Joseph Brodsky / Wylie Agency London

English

A Part of Speech
 

I was bom and grew up in the Baltic marshland

by zinc-gray breakers that always marched on

in twos. Hence all rhymes, hence that wan flat voice

that ripples between them like hair still moist,

if it ripples at all. Propped on a pallid elbow,

the helix picks out of them no sea rumble

but a clap of canvas, of shutters, of hands, a kettle

on the burner, boiling-lastly, the seagull's metal

cry. What keeps hearts from falseness in this flat region

is that there is nowhere to hide and plenty of room for vision.

Only sound needs echo and dreads its lack.

A glance is accustomed to no glance back.

 

© The Estate of Joseph Brodsky / Wylie Agency London

German

Ich bin im baltischen Sumpfland geboren
Translated by Felix Philipp Ingold

 

Ich bin im baltischen Sumpfland geboren

[...]

 

 

  • Translations
    Language Year Translator
    English     
    German  1985  Felix Philipp Ingold